№ 106 Как поступить на Режиссуру? Рассказывает студент мастерской Часть №3

 

«То насыпью, то глубью лога,
То по прямой за поворот
Змеится лентою дорога
Безостановочно вперёд.

Вперёд то под гору, то в гору
Бежит прямая магистраль,
Как разве только жизни в пору
Всё время рваться вверх и вдаль».
Борис Пастернак

Совсем недавно встречалась с читателем ArtGang, а ныне — студентом ВГИК. Одна из самых чудесных фраз: «мой сосед по общежитию тоже зависал у Вас на сайте перед поступлением». Да, да, да =) ArtGang — повсюду, и это радует)

Сегодняшняя статья — завершающая в цикле «рассказ о поступлении». Уже опубликованы первая и вторая части этой замечательной и подробной истории. Всем, кто с нетерпением ждали продолжения и жаждали узнать о третьем и четвертом туре, — велком!

Как поступить на Режиссуру? Часть №3
Рассказывает студент мастерской

«Третий тур.

Когда я поняла, что через три дня у меня третий тур, я растерялась. Ведь никогда мои мысли до этого не доходили и я была фактически к нему не готова. Вообще, заниматься непосредственно писаниной я не люблю. Что это за работа? Пишешь, переписываешь, снова пишешь, исправляешь ошибки, в десятый раз проверяешь и снова как-то иначе, более лучше, понятнее, конкретнее, пытаешься выразить свои мысли. На это есть сценаристы — всегда думала я. Да и вряд ли дойду до третьего тура. А тут вот такая неожиданность.

Последние три дня я провела завалившись историями, которые записывала для архива, последние несколько лет. Вспоминала поразившие меня истории, которые рассказывали мне друзья, читала любимые рассказы, в свое время поразившие меня когда-то, пролистывала новости в интернете, пытаясь найти что-то эдакое (кроме убийств, милиции, пожаров).

Утром, поддерживая традицию, одела бабушкин бордовый пиджак. Момент преображения — и я уверена в себе, спокойна, еду на экзамен. Вот уже поднимаюсь на третий этаж. В нетерпении уже стоят оставшиеся сорок человек. Рассматриваю внимательно: кто на этот раз вытянет счастливый билет? Всех запускают в одну аудиторию. Несколько людей раздают листы бумаги, один пишет на доске темы сочинений. „Поздний приход“, „С переменным успехом“, остальные не помню. Выписываю себе на бумагу все четыре. Рядом делаю столбик из десяти историй. Компоную их по-разному, пытаюсь понять, как выйдет лучше. Со временем остается одна тема и три истории. Но вот, почти математически, я вычисляю идеальную, на мой взгляд, историю. Несколько раз я ее уже рассказывала, один раз даже записывала. Она проверенная. На это уходит почти пол часа, но зато теперь я знаю, что ничего лучше не напишу.

Первый лист выходит коряво, куча зачеркиваний, стрелок, вставок. Но постепенно история меня засасывает, я забываю обо всех окружающих. Время летит быстро.

Тут рассказывать почти не о чем. Если тебе есть — что рассказать, садишься и записываешь. Вот тут и проверяется тот пресловутый жизненный опыт. А его за год-два не наработаешь, вот и приходиться писать единственное, что случилось с тобой и что подходит под формат и, как тебе кажется, будет мастерам интересно. Перед тем, как раздать пустые листы, предупредили, что на данные темы можно написать все, что угодно — даже оду. К сожалению, я не читала эти работы одногрупников, но не думаю, что кто-то стал выеживаться и писать НЕ истории. Знаю только, что этими работами многие поступившие не довольны. И только мастер, наверно, смог среди всего этого что-то толковое обнаружить.

Четвертый тур.

Одев старую бабушкину юбку в то утро, я поехала во ВГИК. Страха не было, появилось желание поговорить с мастером, рассказать ему обо всех моих  желаниях, мечтах, идеях… В коридоре я сидела долго, я уже стала боятся, что этот порыв не захочет так долго ждать и исчезнет, так и не будучи использованным. Но, зайдя в аудиторию, на столе я заметила некоторые фотографии. Мне предложили взять одну и идти писать на нее историю. Прекрасный порыв улетучился, словно его и не бывало, а я, положив сумку на подоконник, села писать.

На фотографии было изображено двое парней — негр, чуть старше и русский мальчик лет 19-ти. Они сидели около озера, спиной к нам; перед ними, через озеро, виднелось белое здание. В руках у негра были карандашные рисунки с этим зданием и еще кисти. Следуя выработанному алгоритму, я набросала на листе возможные варианты случаев, которые привели этих людей к этому месту, возможные варианты их биографий. Стала думать, как негр оказался в России, чем они оба могут заниматься, какой между ними конфликт, какой может стать развязка, почему парню интересно с негром или почему он вынужден с ним сидеть. Фотография должна быть кульминацией, и я размышляла над тем, что может такого серьезного произойти прямо сейчас, когда два человека сидят перед озером с рисунками в руках… Это было увлекательно. Я расписала каждому герою биографию, при каких обстоятельствах они встретились, зачем продолжили общение,  к чему оно привело, почему это не могло быть иначе, что с героями будет дальше. Через некоторое время я знала про них все. Никогда в жизни я не испытывала такого прилива вдохновения (по большому счету в такое явление я вообще не верю; если есть дело — сядь и сделай его, отсутствие вдохновения, как мне кажется, — лишь отмазка для ленивых). Однако тогда я действительно всё нафантазировала. Ничего похожего в моей жизни не происходило.

Но как же так вышло? И как сделать так, чтобы вышло и у других? Наверно, я догадываюсь. Всем известно, что любая импровизация — это качественная и долгая подготовка. Заходя в музеи, или листая альбомы известных фотографов, или просматривая фотоотчет с каникул своих друзей, надо стараться придумать что было до и что будет после. Отличная тренировка, знаете ли. Делая это постоянно, можно и на сценарный поступить. Хотя зарекаться не буду, что у них там происходит, я не знаю.

Ну и конечно, нельзя забывать про наблюдения. Как мы выяснили, это — наш золотой ключик и вообще залог удачи.

Кстати, об удаче. Учась в ГИТРе, я снимала свои работы со многими операторами. Некоторые из них поступали в этом году вместе со мной. Двое, дошли до третьего тура и их пока сопровождала удача. Я в один из трудных моментов, подбирая для финала действенные слова, перевернула фотографию. Карандашом, быстрым почерком, было написано имя и фамилия одного из тех ребят. Про себя я подумала: „ — Это знак; вернемся вместе в ГИТР и там будет учится дальше.“ Только потом я поняла, что это был другой знак…

Минут через тридцать я пошла сдаваться. Многих из ребят отсылали обратно, некоторым давали новую фотографию, некоторых просили переделать или доделать уже имеющееся. И опять. Совершенно не ясно: ты понравился и они хотели дожать тебя, или ты ничего дельного не придумал и они просто дали тебе второй шанс.

Четвертый тур — это подведение итогов и последняя, чистовая  подгонка списка. Как только я села перед ними, они нашли мою папку с работами и в который раз стали ее просматривать. Абдарашитов снова интересовался моим возрастом. На тот момент мне было 18 и, казалось, что это огромный камень в мой огород. Ему не нравились мои многочисленные предыдущие увлечения, что, мол, я и тем занималась, и другим, теперь вот (по его словам) можно и режиссурой позаниматься…  Много чего в тот день было сказано не приятного. Что моя история третьего тура очень детская и наивная. Что юмор, выделенный ими в случае из жизни, я почему-то забыла использовать в остальных работах. Потом усомнились вообще в моем авторстве.

Дальше я рассказала историю на фотографию. Вадим Юсупович задал по ней всего один простой и логичный вопрос: „- Почему негр?“.  У меня были готовы ответы ко всему, кроме этого! Так что, чтобы не впасть в прострацию, нужно обдумать все, даже, на первый взгляд, не важные вещи. Я ему говорю: „ — Я пока не готова дать ответ на этот вопрос. Я сейчас подумаю и Вам скажу.“ (Позволив себе чуточку самолюбования, скажу, что вот это было по-режиссерски.) Подумала и ответила. Объяснив свою позицию на этот счет, мне пришлось отвечать на еще кучу вопросов.

Просили рассказать эпизод из любимого фильма, где наглядно было бы видно режиссерское решение. Пока ждала своей очереди, я позаботилась об этом и в моем репертуаре было даже два примера: советского и зарубежного.

Среди вопросов были еще неожиданные: про работу родителей, например.

Все это было похоже на обстрел из трех пушек на мою маленькую крепость. Но я оборонялась, как могла. Не впадая в ступор, я отстаивала свои точки зрения, иногда, когда правда осознавала свои косяки, признавала их и старалась тут же, на месте, все исправить. Я долго размышляла на тему того, почему меня взяли. Наверно, дело именно в этом.

Еще я особенно налегала на сильную сторону любого молодого увлеченного человека — во мне была энергия, энергия, которую я хочу направлять в кино, говорила, что я не только хочу учится, но и могу. Конечно, спрашивали почему режиссура, почему игровое, почему ВГИК.

Говорить о поступлении, о жизни до него, о жизни после — я могу часами. Потому что это все — неотъемлемая часть моей жизни и я ко многим выводам пришла, размышляя о ней. Чего и Вам желаю.»)

дорогие абитуриенты, тайна поступления раскрыта. Это была не последняя статья о поступлении — впереди Вас ждут примеры работ, которые автор статьи любезно согласился опубликовать вам в помощь. Можете сказать ей в комментариях спасибо!)
Мы всегда готовы порадовать Вас чем-то новым и интересным. Чтобы оставаться с нами всегда на связи, подписывайтесь на обновления сайта «ArtGang». Вы с нами? =)

«Не оставайтесь равнодушными», АлеКсандра Д

Добавить комментарий